nothing to fear
Самолечение - это самоубийство. Доверьтесь профессионалам
Название: Напрасно потраченные деньги лорда Агравейна
Автор: ScottStreet
Жанр: джен, экшн
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: "Мерлин" мне не принадлежит.


1.


Лорд Агравейн не верил в судьбу. Не верил он также в предсказания, предчувствия, и прочие благоглупости, столь милые сердцам простолюдинов и друидов. И судьба, вместо того чтобы предостеречь его, не замедлила над ним посмеяться: находясь при дворе короля в Камелоте, сталкиваясь изо дня в день с Мерлином, человеком, который принесет провал его планам и гибель ему самому, Агравейн не чувствовал ничего, кроме раздражения. Где бы ни был Артур, Мерлин был рядом, тощий, неуклюжий, некомпетентный. И наглый. Он позволял себе неприязненные взгляды в сторону Агравейна. Он позволял себе оспаривать советы, даваемые Агравейном королю. Он позволял себе…
Он позволял себе слишком многое.
В конце концов, Агравейн перестал сдерживать свое раздражение. Вероятно, он выбрал не лучшее время – Артур еще не забыл, чьему совету был обязан едва не случившейся войной с Аннис - но, в конце концов, речь-то всего-навсего о слуге! И если имя Мерлина стало всплывать в его разговорах с Артуром слишком часто… ну так что же, Агравейн заботится лишь о том, чтобы сын его дорогой сестры – и совсем еще новичок на троне, не забудьте об этом! - не умалял свое королевское достоинство, обходясь со слугой, как с другом.

- Милорд, мне нужно поговорить с вами, - сказал Агравейн, следуя за Артуром после собрания Круглого Стола. Мерлин – естественно! – был единственным слугой, допущенным в зал.
- Конечно, дядя, - ответил Артур, - в чем дело?
- Милорд, я уверен, что ваш отец не одобрил бы то, что вы позволяете своему слуге вести себя настолько фамильярно.
Артур остановился.
- Вы повторяетесь, - сказал он. – Придумайте что-нибудь другое.
- Сир?
Артур вздохнул и повернулся к нему.
- Дядя, - сказал он, неторопливо подбирая слова. – Я знаю, что вы славитесь своей проницательностью, поэтому мне трудно поверить, что для вас это новость, но… на случай, если вы просто не заметили, позвольте мне сообщить: король Утер, мой отец, мертв и похоронен.
Агравейн покраснел.
- Сир, - нет нужды высмеивать меня, хотел он сказать, но Артур не дал ему такой возможности.
- И если вы считаете, что я должен вести себя в точности, как мой покойный отец, вам нужно помнить, что подобных замечаний он не потерпел бы ни от кого.
- Мои извинения, сир, - сказал Агравейн. Артур коротко кивнул.
- Обычно я ценю ваши советы. Очень ценю. В будущем, не разочаруйте меня.
Агравейн поклонился, кипя от унижения и ярости.
- Конечно, сир.
- Полагаю, что есть множество дел, которые требуют вашего внимания?
Их не было.
- Да, сир. С вашего позволения…?
- Вы можете идти.

Так Мерлин, не успев обменяться ни единым словом с дядей короля, обрел в его лице врага.

- Мальчишка! – бушевал в своих покоях лорд Агравейн. – Щенок! Да он только мечом махать горазд, да и то лишь потому, что всю жизнь этому обучался! – Точным пинком обутой в щегольски пошитый сапог ногой, Агравейн швырнул табуретку к стене. – Я этого так не оставлю, - пообещал сам себе дядя короля.
На этом приступ гнева благородного лорда не то, чтобы иссяк, но перешел в более спокойное русло. Его лицо разглаживалось, возвращало себе обычные краски: Агравейн погрузился в привычную для себя стихию – составление планов.
- Из-за слуги, - вслух сказал он, припомнив причину размолвки. Уже не гневно, но с искренним недоумением. – Из-за слуги.
Что же, Артуру придется искать нового слугу, и очень скоро. Лорд Агравейн позаботится об этом.
Но… не прямо сейчас. Лучше повременить. Если слуга, бывший поводом для размолвки короля и королевского дяди, будет найден избитым и покалеченным – в уме этот пункт Агравейн отметил особо – так скоро… Даже его недалекому племяннику это, несомненно, покажется подозрительным.
Таким образом, два месяца спустя все шло своим чередом. Камелот жил обычной жизнью, занимаясь повседневными делами и разрешая кризисы по мере возникновения таковых. Король все так же испрашивал совета своего дяди… равно как и Гаюса, а на заседаниях Круглого Стола – и своих рыцарей. Агравейн все так же делил свое время между Камелотом и поездками к Моргане. Мерлин все так же следовал за Артуром по пятам и, казалось, отслеживал каждое движение Агравейна внимательным, недоброжелательным взглядом и порядком уже намозолил ему глаза; Артур же, казалось, и думать забыл о неприятном разговоре более чем двухмесячной давности. Таким образом, Агравейн решил, что он выждал более чем достаточно, и пора действовать.
Выкроив минуту перед обедом, он вызвал своего управляющего, дабы доверить ему выполнение некоего поручения.

Днем позже дородный мужчина с приятным лицом встретился с вертлявым детиной сомнительного вида – собственно говоря, назвать его сомнительного вида личностью как-то даже и язык не поворачивался, потому что даже при самом беглом взгляде вопрос о роде занятий этого типа разрешался сам собой. Произошел короткий разговор. Из рук в руки перешло несколько золотых монет.
- Остальное – после выполнения.
Вертлявый обнажил в угодливой подхалимской улыбке гнилые зубы.
- Да ведь не впервой. Сделаем все в наилучшем виде, господин, - заверил он.
- Уж постарайтесь, - сказал дородный господин и ушел, брезгливо щурясь. Нужно отметить, что отнюдь не в первый раз в жизни оплачивал он услуги подобного рода. Всегда находятся люди, вызывающие раздражение столь высокопоставленных особ, как его светлость лорд Агравейн.
Так уж устроен мир.

Вот только с избиением, которое должно было причинить тяжкие увечья некоему слуге, произошла заминка, и тянулась она что-то слишком уж долго. В плане, до сих пор не дававшем сбоев, оказалось несколько изъянов. Подкараулить Мерлина одного оказалось не столь простым делом, как предполагали искушенные в таких делах умельцы. Он практически никогда не оставался один. Если он был не с Артуром, значит, с Гаюсом, если не с Гаюсом, то – с рыцарями, если не с ними, то в самой гуще слуг. Изобразить все как потасовку или ограбление казалось почти невозможным.
- Вы не сказали мне, что этот малый – личный слуга самого короля, - плаксиво тянул вертлявый. Раз уж он появился в нашем повествовании повторно, назовем его кличку, под которой эта скользкая личность была известна своим столь же малоприятным дружкам: Гвоздь.
- Тебе было названо имя – Мерлин, ученик лекаря Гаюса. И, кстати, кто стал бы платить такие деньги за обычного слугу?
- Я думал, что вы, господин, попросту весьма щедры… - мямлил Гвоздь.
- Должен ли я сделать вывод, что ты отказываешься от дела? Тогда я желаю получить свои деньги назад, - холодно сказал управляющий.
Вертлявый Гвоздь облизал губы и огляделся. С каким удовольствием он бы избавился от высокомерного ублюдка! Ножом по горлу, и след простыл!.. Но тот, видимо предвидя направление мыслей своего визави – опытный человек, что и говорить – пришел не один. Трое охранников при мечах и арбалетах, маячили у него за спиной.
- Я жду, - поторопил Гвоздя управляющий.
- Нам просто нужно больше времени, - тем же плаксивым тоном сказал Гвоздь. Задаток, очевидно, уплыл уже давным-давно. А чего удивляться? Выпивка нынче стоит дорого, да и девки, как наслушались о рыцарском кодексе и уважении к дамам и девицам, стали требовательны… и недешевы.
- Неделя, - сказал чертов заказчик. – Потом пеняйте на себя. Смерти нескольких подонков никто не заметит.
В отличие от слуги самого короля Артура, закончил про себя Гвоздь. В мозгу его забрезжил план.

- Эй, ты, - зашептал из переулка белобрысый верзила. – Ты, Мерлин! Подь сюда!
Мерлин, хотя не двинулся с места, не сделал и попытки пуститься наутек, что было бы вполне естественно в ситуации, когда к безоружному слуге обращается детина с самой что ни на есть бандитской рожей.
- Подь сюда! – настаивал обладатель бандитской рожи, делая приглашающие жесты. – Разговор есть! Ничего я тебе не сделаю, не бойся.
Быстрая улыбка скользнула по губам Мерлина. Он не казался испуганным или хотя бы встревоженным: репутация безмозглой деревенщины была, очевидно, честно им заработана.
- Тебе нужно, ты и подходи, - отозвался он. – А я могу и здесь постоять.
Белобрысый пробормотал что-то себе под нос, опасливо осмотрелся по сторонам и сделал несколько шагов к Мерлину, не покидая, впрочем, спасительной тени переулка.
- Слушай, - зашептал он. – Тебя хотят того, шкуру хорошо попортить – ну, знаешь, руки, ноги и ребра поломать.
Слуга смотрел на него со странной кривой улыбкой.
Белобрысый нахмурился. Такой реакции он не предвидел.
- Ты понял, нет? Нам заплатили, чтоб мы тебя отделали. Так, чтоб и мать родная не узнала, чтоб никакой Гаюс на ноги не поставил…
- Я уже понял, - заверил его Мерлин. Испуганным или даже удивленным он не выглядел. - И рассказываешь ты это исключительно по доброте душевной?
Белобрысый сплюнул.
- Как же, - сказал он. – Заказчик-то… вернее, господин его, недоволен. Мы с тобой, того, сколько проваландались, а ему-то ждать уже, видно, невмочь. Ты ему, видать, сильно напакостил. Так он хочет, чтобы мы, это, деньги-то, вернули. А чего возвращать, нам ведь тоже есть надо.
- И пить, - подсказал Мерлин. Улыбка все так же играла у него на губах.
- А то, - не уловив насмешки, кивнул белобрысый. – Так он, господин этот, через своего человека грозит на нас, того, охранников своих напустить. Зря, грит, с самого начала их в дело не пустил. Как это он говорил… - Верзила поднатужился, вспоминая, и выдавил по слогам:
- Не за-дейст-во-вал. Вот. Грит, и дешевле бы стало, и вернее было бы.
- Поостерегся, - пробормотал Мерлин. – Если бы его люди были замечены…
- А Гвоздь ему-то и грит – ты язык-то придержи, а то пойдем и королю-то все и расскажем. Кто, когда, кого и за сколько нанимал. И для какого дела. Тот покивал, и раз - Гвоздя с Лихим вчера находим, а они того, остыли уже.
Шепот верзилы стал торопливее, тише, невнятнее. Чтобы разобрать его речь, Мерлину пришлось приблизиться на несколько шагов.
- Ну, Гвоздь-то для вида это говорил, чтобы тот поостыл малость, а мы теперь думаем – а может, и правда к королю? Пусть возьмет нас под свою руку. Ты-то ведь там свой, того, все ходы и выходы знаешь.
- И что вы королю скажете? Наняли нас, а кто, знать не знаем? – спросил Мерлин небрежно.
Верзила хитро улыбнулся и, как бы случайно, отступил на несколько шагов назад. Как загипнотизированный, Мерлин последовал за ним, и оказался в переулке.
- А как не знать, если мы за ним того, проследили? Привел он нас, как миленький.
- Куда?
Верзила усмехнулся еще хитрее.
- А ты устрой нам встречу с королем, а мы тогда имя и назовем, прямо так и укажем, и все королю зас-виде-тельст-вуем.
Позади Мерлина раздался шорох, и верзила, бросив быстрый взгляд за спину Мерлина, торопливо повысил голос.
- И пусть нас король, того, прикроет.
Мерлин усмехнулся. Ему уже все было ясно, но он не спешил.
- А не боишься, что король, узнав, для чего вас нанимали, вас быстренько в цепи и в подземелья?
- А мы скажем, того, что случайно узнали, и хотим, чтоб злого-то дела не случилось. Потому что…
Мерлин покачал головой.
- Грубо работаешь, - укоризненно сказал он, и даже золото, залившее глаза, не могло скрыть холодности его взгляда.
Понадобилась лишь секунда и одно заклинание. Изломанные тела тех двоих, что пытались подобраться к нему со спины, лежали, распластанные, на мостовой. Еще одно заклинание – и белобрысый, изрядно помятый, но живой, тоже шлепнулся на мостовую.
- Грубо работаешь, - повторил Мерлин и присел на корточки перед поверженным верзилой. Тот застонал и затрепыхался, как рыба на крючке, пытаясь отползти от него. Вот только тело его не слушалось.
- Вы действительно проследили за заказчиком? Можешь назвать его хозяина?
- Н-нет, господин, ваша светлость. Сначала не было нужды, - косноязычия его как не бывало; похоже, оно было ничем иным, как уловкой. – Ясно было, что это крупная рыба, а в таких делах чем меньше знаешь, тем лучше. А потом уже поздно, он один уже не ходил, уже опасно было.
- Жаль, жаль, - сказал Мерлин. – Толку с тебя… Заказчика описать сможешь? – спросил он, не меняя тона. – Того, что с Гвоздем договаривался?
Верзила с готовностью закивал головой, торопясь быть полезным.
- Лет пятьдесят. Не то, чтобы жирный, но такой, с мясом на костях.
- Дородный?
- Вот-вот, это самое. И белый шрам на губе. И…
- Достаточно, - сказал Мерлин.
Белобрысый замолк так резко, что лязгнул зубами.
- Управляющий, - сказал Мерлин негромко. – Значит, все-таки Агравейн…
- Так, может быть, господин, ваша светлость, вы меня – к королю? Я все скажу, что вы мне скажете сказать, и про Агравейна этого подтвержу, а про магию не слова, я же не дурак, с магами ссориться?
Он жалко, заискивающе улыбнулся. Мерлин стоял над ним в раздумье. В лице его не было ни гнева, ни ярости. Он, скорее, выглядел опечаленным, и почему-то это пугало верзилу больше всего.
- Слишком много сложностей, - сказал Мерлин наконец. – Обвинить Агравейна напрямую… Нет, он выкрутится…
- Мой господин…
- Извини, - сказал Мерлин, и мир перестал существовать для белобрысого верзилы, откликавшегося на кличку “Болт”. А как звала его мать, то нам неведомо, да и сам он давно позабыл.

2.
- Ланс, - поприветствовал рыцаря Мерлин, подсаживаясь.
- Мерлин, - Ланселот поднял взгляд на Мерлина и незамедлительно отодвинул тарелку. Что-то произошло. Что-то плохое.
- Мне нужна твоя помощь.
- Конечно, - кивнул рыцарь. - Что случилось?
- Сегодня я убил семерых человек, - сказал Мерлин. Ланселот напрягся.
- Ты знаешь, как привлечь внимание. Рассказывай.
- Утром, когда я разносил лекарства пациентам Гаюса, со мной заговорил человек по прозвищу Болт. Все было вполне вежливо и благовоспитанно, пока со спины ко мне не начали подбираться двое, и вот ведь неожиданность, Ланс – Болт, стоявший к ним лицом, ничего не замечал.
Мерлин пожал плечами.
- Полагаю, дальнейшее ты можешь представить.
Ланселот медленно кивнул.
- Полагаю, что могу.
- Сначала я убил тех двоих, - сказал Мерлин, не глядя на Ланселота. – Так что я мог продолжить нашу с Болтом беседу один на один. А потом…
- Это трое, - прервал его Ланселот. – Ты говорил о семерых.
- Потом я собирал травы за пределами стен Камелота, - неторопливо сказал Мерлин. – Один. И в этом прекрасном уединенном месте меня окружила четверка типов малоприятного вида и задекларировала намерение “живого места на мне не оставить”.
Ланселот подобрался и окинул его внимательным взглядом, отыскивая возможные повреждения.
- Им это не удалось?
Мерлин покачал головой.
- Нет, не удалось.
- Ограбление?
Мерлин снова покачал головой.
- Эти же типы постоянно терлись рядом со мной уже месяц. Я даже подумывал сдать их городской страже, но… Что бы я мог сказать: “Артур, эти нехорошие люди ходят за мной по пятам?”
Ланселот задумчиво кивнул.
- Полагаю, что разговор с Болтом прояснил ситуацию, и за стены Камелота ты пошел отнюдь не ради сбора трав?
- Надоело ходить с эскортом и контролировать каждый свой жест. Нужно же было вернуть себе свободу передвижения.
Ланселот вздохнул. Несмотря на уверенный тон, Мерлин выглядел подавленным и усталым.
- Но, когда наниматель этих молодцов узнает об их неожиданной кончине, у него появятся вопросы. Конечно, можно спрятать трупы, но… - Мерлин пожал плечами. – Исчезновение семерых человек, нанятых специально для меня, вызовет не меньше вопросов.
- И здесь появляюсь я, - сказал Ланселот без особого удивления. Зачем бы еще Мерлину посвящать его во все это, уже после того, как он устранил угрозу самостоятельно.
- Точно, - с кривой улыбкой подтвердил Мерлин. - Ты не мог бы доложить Артуру, а затем упоминать при всякой возможности – и погромче – о наглых разбойниках, которые осмелились выйти на промысел так близко к Камелоту? Эти разбойники ухитрились даже напасть на слугу, мирно собиравшего цветочки, но, по счастью, ты оказался поблизости – ну, и дальше в этом же духе.
- Конечно, друг мой, - серьезно сказал Ланселот. – И снова твоя доблесть будет приписана мне.
Мерлин улыбнулся, но его улыбка была подобна болезненной гримасе.
- Принять смерть от твоего меча было бы для них незаслуженной честью. Но где доблесть в том, чтобы использовать магию для убийства?
Ланселот всмотрелся в Мерлина. Волшебник держал себя в руках – его лицо оставалось спокойным, голос не дрожал, но было в нем что-то, напоминавшее о тетиве, натянутой слишком туго, готовой порваться в любой момент.
Эти смерти не дались ему легко.
- Им было заплачено за то, чтобы избить тебя? – Как бы между прочим спросил Ланселот. – Насколько тяжелыми должны были быть эти побои?
- Я остался бы калекой на всю жизнь.
Ланселот помолчал.
- Я не отказался бы замарать свой меч их кровью, - сказал он. – Болт назвал заказчика?
- Он описал человека, нанимавшего их.
- И?
- И, по счастливому совпадению, я его знаю. Этот человек – управляющий Агравейна. Кстати говоря, мой разговорчивый друг назвал также и цену. Вполне приличная. Я был даже польщен.
- Мерлин…
- Собственно говоря, я также испытал немалое облегчение.
- Ты думал, что Моргана имеет какое-то отношение к слежке? – догадался Ланселот. – Ты думал, что она узнала или заподозрила, что у тебя есть магия?
- Да. Целый месяц я шарахался от каждой тени. Удивительно, что заклятия не сыпались из меня, как из дырявого мешка, при каждом шорохе.
- Но Агравейн? Зачем ему…?
Мерлин пожал плечами.
- Наверное, я слишком часто попадался ему на глаза.






@темы: фик, мини, Merlin